Незаслуженно забытые. Русские первооткрыватели XVII века

Их имена помнят в лучшем случае страницы энциклопедий, а между тем они совершили для своего времени поступки важные и даже героические.

 

Любой школьник знает об Афанасии Никитине и его «Хождении за три моря», слышал о сибирских первопроходцах Ермаке и Семене Дежневе, экспедициях Пржевальского, Семенова-Тян-Шанского и Николая Рериха по Центральной Азии, жизни Миклухо-Маклая среди дикарей Новой Гвинеи, русских мореплавателях Крузенштерне, Лазареве и Беллинсгаузене… Этот материал — о тех, кто совершил немало великих открытий и героических подвигов, эти открытия сопровождавших, но незаслуженно забыт.

 

В XVII веке Россия устремила свои взоры на восток. Были установлены дипломатические связи с Китаем, а множество первопроходцев направились в Восточную Сибирь, до тех пор неведомую для русичей землю. К сожалению, сведения о большинстве этих землепроходцев отрывочны, иногда даже легендарны. Даты их жизней известны приблизительно, а сделанные ими описания походов утрачены. И все же кое-что мы о них знаем.

 

 

Иван Петлин

 

 


 Первый русский в Китае (1618–1619 годы).

 

Сибирский казак из города Томска Иван Петлин (иногда встречается написание Петелин) возглавил первую русскую официальную дипломатическую миссию в Китай. Экспедиция пересекла Западный Саян, Туву и пустыню Гоби и через три месяца достигла Пекина. К китайскому императору казаков, правда, не пустили, но от его лица передали четыре грамоты, адресованные русскому царю. Правда, когда грамоты привезли в Москву, оказалось, что прочитать их никто не может. Считается, что именно тогда возникло выражение «китайская грамота». По итогам своего путешествия в Китай Петлин написал отчет, озаглавленный «Роспись Китайскому государству, и Лобинскому, и иным государствам, жилым и кочевным, и улусам, и великой Оби, и рекам, и дорогам». Документ считался секретным и хранился в Посольском приказе. Но английским шпионам удалось сделать его копию, и уже к середине XVII века «Роспись» была переведена на многие европейские языки, став после записок Марко Поло вторым по значимости документом по истории и географии Китая. В России же рукопись Петлина была опубликована только в 1818 году, и то в виде перевода с французского.

 

Петлин и команда были первыми, но не последними казаками в Азии. Читайте наш материал «Как казаки Беловодье искали».

 

 

Пантелей Пенда

 

 


 Открыл реку Лену (1619–1628 годы).

 

Во главе отряда из 40 землепроходцев Пенда (или Пянда) первым прошел по территории Восточной Сибири и открыл здесь множество больших и малых рек, главной из которых была Елюенэ (по-эвенкийски «большая река»), то есть Лена. Отряд Пенды первым сплавился по Ангаре с ее знаменитыми порогами, а также доказал, что Верхняя Тунгуска и Ангара — одна и та же река. К сожалению, отчеты Пенды о его путешествиях («скаски») не сохранились. Осталось лишь множество ссылок на них у других первопроходцев Сибири, которые позднее прошли по его стопам.

 

 

Иван Москвитин

 

 


 Первым из европейцев по суше достиг берега Тихого океана и побывал на острове Сахалин (1638 год).

 

Имя испанца Нуньеса де Бальбоа известно каждому образованному человеку. Именно он в 1513 году первым из жителей Старого Света вышел к Тихому океану по Панамскому перешейку. А вот казачий атаман Иван Москвитин такой всенародной славы, увы, не удостоился. Хотя и совершил не менее значимый (а для России даже более значимый) подвиг. Во главе отряда из 30 человек он прошел всю Сибирь, поднимаясь по таежным рекам и встречая ожесточенное сопротивление местного населения. К Охотскому морю казаки вышли в районе устья реки Улья, где построили первый на Тихом океане русский острог. Отсюда они совершили несколько походов на юг и на север вдоль побережья Тихого океана, а затем, выстроив два парусных судна, впервые достигли берегов Сахалина. С добытыми географическими сведениями Иван Москвитин благополучно вернулся в Москву, и они были использованы при составлении первой карты Дальнего Востока.

 

 

Михаил Стадухин

 

 


 Открыл реку Колыму, первым побывал на Камчатке и Чукотке (середина XVII века).

 

В отличие от многих других сибирских первопроходцев, Михаил Стадухин был не казаком, а помором. Родился он на реке Пинеге, неподалеку от Архангельска. Но затем судьба занесла его в Восточную Сибирь, где он возглавил несколько пушных экспедиций. Под началом Стадухина некоторое время служил и будущий знаменитый первопроходец Семен Дежнев. Главной целью большинства экспедиций того времени был сбор ясака, пушной дани с местного населения. По всей Сибири рыскали десятки подобных отрядов. К счастью, некоторые атаманы не только занимались грабежом, но и составляли описания посещенных ими земель. Правда, из-за того, что не все хотели делиться своими секретами с конкурентами, описания эти часто носили фрагментарный характер, поэтому пребывание Стадухина на Камчатке и Чукотке носит полулегендарный характер. Однако не исключено, что многие сведения о своих будущих географических открытиях, в частности о проливе между Азией и Америкой, Дежнев получил именно от Стадухина. За десять лет своих путешествий по северо-востоку Сибири Михаил Стадухин прошел около 15 000 км — больше, чем какой-либо другой землепроходец XVII века.

 

 

Семен Маленькой

 

 


 Возглавлял первое русское посольство в Индию (1698–1701).

 

В течение всего XVII века Россия пыталась наладить торговые и дипломатические отношения с Индией, но безуспешно. В 1646 и 1654 годах два русских посольства, направлявшиеся в Индию, были задержаны персидскими властями. В 1675 году московское посольство под предводительством татарина-мусульманина Мухаммеда-Юсуфа Касимова смогло пройти через Персию и даже перешло границу Империи Великих Моголов, но дальше Кабула их опять не пустили. И вот, наконец, в 1698 году очередная попытка увенчалась успехом.

На этот раз во главе дипломатической миссии стоял купец Семен Маленькой. Посольство через Персию вышло к Бендер-Аббасу, стоящему на берегу Индийского океана, а затем морским путем добралось до индийского города Сурат, откуда отправилось в Дели. Падишах Аурангзеб удостоил Семена Маленького аудиенции и даже разрешил ему беспошлинную торговлю по всей Индии. Купец, конечно же, воспользовался этой возможностью и в течение трех лет посетил множество индийских городов: Агру, Бхопал, Бурханпур и др.

В 1701 году посольство благополучно возвратилось в Москву, однако из-за начавшейся английской экспансии в Индию дальнейшие контакты Москвы и Дели надолго прервались.

 

 

Эти герои были первыми, но впереди XVIII, XIX, XX века… Так, полярник Иван Папанин, лучший радист Советского Союза Эрнст Кренкель, биолог Петр Ширшов и геофизик-астроном Евгений Федоров — исследователи Арктики на первой в мире дрейфующей станции «Северный полюс — 1» в историю вошли под нелепым наименованием «папанинцы». За их 274-дневной экспедицией наблюдал весь мир. Чтобы было понятно, как им четверым это удалось, мы подготовили статью «О вкусной и здоровой пище полярника».

 

В продолжение темы русских путешественников наши материалы «Забытые полярники» и «5 историй судов, застрявших во льдах» — о героических историях кораблей и людей, попавших в жестокий ледяной плен: с XIX века до 2012 года.

Источник: moya-planeta.ru

Добавить комментарий