Год без Аллы Вербер: вспоминаем, как она познакомила Россию с люксом и влюбила всех в себя

Мода

6 августа 2020, 19:00

Алла Вербер

Сегодня исполняется ровно год со дня смерти fashion-директора ЦУМа и вице-президента Mercury Аллы Константиновны Вербер. Она умерла на 62-м году жизни 6 августа 2019 года во время отдыха в Италии. Причиной смерти стал менингококковый сепсис. Уход Вербер стал настоящим шоком для светского общества Москвы.

Сегодня предлагаем почтить память Аллы Константиновны и вспомнить, что она сделала для развития моды в России и почему все так любили ее.


Алла Вербер

Без Аллы Вербер было бы сложно представить современный люксовый ретейл в России — именно она стояла у истоков создания этого рынка, лично знакомилась с дизайнерами, закупала их коллекции и пыталась привлечь мировых звезд моды на вновь открывшийся после развала СССР рынок.

Вербер охотно делилась историями, как она ездила в Милан и настырно добивалась встреч с Дольче и Габбаной, — и слушать их можно было бесконечно, они были проникнуты и изрядной долей самоиронии, которая так выделяла Аллу Константиновну среди других светских персонажей, и настоящей фанатичностью и преданностью своему делу.

И тут захожу я в офис типичных итальянцев Dolce & Gabbana — вся в Chanel, даже в шляпке, и увешанная ювелиркой по принципу «все, что есть, — все на мне». Глаза Доменико Дольче, когда он меня увидел, я не забуду, наверное, никогда! Он со мной даже не поздоровался, просто сказал менеджерам: «Эту тетку — выгнать!». Я почувствовала, что что-то пошло не так, но повлиять на это уже никак не могла,

— вспоминала Вербер.


Алла Вербер со Стефано Габбаной и Доменико Дольче

Но так просто она, конечно, не сдалась и от первой неудачи не расстроилась — Вербер сама признавалась, что ей не чужд дух авантюризма.

Я Остап Бендер в женском обличье,

— говорила она о себе в интервью журналу «ОК!».

На следующий день, переодевшись в черное пальто и сняв все украшения, Вербер снова отправилась в шоурум и все-таки добилась новой встречи с дизайнерами и коммерческими директорами.


Моника Беллуччи и Алла Вербер

Спустя годы за продвижение итальянских марок ее наградили орденом «За заслуги перед Итальянской Республикой».

Настойчивости и целеустремленности Алле Константиновне было не занимать — к тому моменту она уже была довольно опытным в ретейле человеком.

Начала она свой путь с самых базовых позиций. В 1976 году семья Вербер (самой Алле Константиновне тогда было 18 лет) эмигрировала из Советского Союза, и первое время Вербер жила в Риме.


Алла Вербер в детстве

Там она устроилась работать продавцом в один из магазинов на знаменитой улице Венето. Потом она переехала к семье в Канаду, где продолжила развиваться в розничной торговле. На этот раз она оформляла витрины одного из бутиков в торговом центре — ее талант заметили и стали брать на закупки.


Алла Вербер с дочерью Катей и Рудольф Нуреев

Так Вербер получила опыт байера и вскоре стала открывать собственные магазины. К тому времени она уже успела познакомиться со многими представителями брендов и дизайнерами, в том числе и с Джанни Версаче.

Как устроен мир продаж в моде, Вербер изучала по западным образцам. Первым крупным универмагом, в котором она побывала, был Harrods в Лондоне. Потом был Нью-Йорк с Bergdorf Goodman, Saks Fifth Avenue, Bloomingdale’s, которые, по признанию Вербер, произвели на нее сильное впечатление.


Карл Лагерфельд и Алла Вербер


Джорджио Армани и Алла Вербер

В 1989 году Вербер вернулась в Россию в качестве представителя сети KMart — это был ее первый визит на родину с момента эмиграции. Ее задачей было найти фабрики, на которых можно было бы отшивать вещи для Америки, — все предприятия, конечно, находились в упадке. Вербер взялась за налаживание производства.


Филипп Киркоров и Алла Вербер

Надо было приехать туда, все наладить, договориться, создать совместные предприятия… Гигантский труд!

— вспоминала Вербер.

В Москве ни рынка «люкса», ни бутиков тоже не было. Был ЦУМ — с полупустыми залами, куда люди приходили не столько за товарами, сколько поесть мороженое, — таким было первое впечатление Вербер. Но работать в ЦУМе она начнет лишь в 2003 году, когда он станет частью компании Mercury.

В начале 1990-х ее сначала пригласили в торговый дом «Москва», который тогда как раз был также куплен владельцами Mercury, Леонидом Фридляндом и Леонидом Струниным.

Вербер начала с закупок Chanel, Gucci, Dior, Dolce & Gabbana, Brioni. Ажиотажа у прилавков не было, как вспоминала она.


Алла Вербер и Анна Винтур

Никто не хватал эти бренды, нужно было много работать, чтобы развить определенную психологию и чтобы у нас появился свой покупательский круг,

— рассказывала Вербер.

Со стороны брендов особого энтузиазма тоже не было — многие относились к России настороженно, не понимали, зачем им там открывать бутики, сомневались, что будет спрос. Приходилось убеждать — договариваться обо всем Алла Константиновна всегда ездила лично.


Диана фон Фюрстенберг и Алла Вербер

Она сама являлась ярким и харизматичным амбассадором многих топовых западных брендов в России, но с гордостью рассказывала о нашей стране там, руша стереотипы и объясняя зарубежным партнерам, что с нами можно работать, строить бизнес всерьез и надолго.

Она делала ставку на мощные марки, не боялась новых имен, шла на риск и открывала России нишевые бренды из Бельгии, Японии, Италии. Но она же научила наших соотечественников не бояться «русского дизайна»,

— так о вкладе Аллы Константиновны в развитие модного бизнеса в России отзывался Игорь Чапурин.

И действительно, она не только везла в Россию «западный люкс» — например, именно Вербер практически открыла покупателям Вику Газинскую, когда та была еще совсем мало известна, добавив ее бренд в ассортимент ЦУМа.

Ну а харизма Вербер — это то, чем она очаровала столичное светское общество. Как личную потерю ее смерть восприняли самые разные люди: от тусовщиков до молодых дизайнеров, от коллег по цеху до эстрадных звезд.

Соболезнования неслись действительно со всего мира, а в своих прощальных постах все подчеркивали, что, несмотря на безумный ритм жизни и рабочую нагрузку, на удары судьбы (когда ей было 50 лет, у Вербер диагностировали рак крови, но ей удалось одолеть болезнь), она сохранила завидное жизнелюбие, отзывчивость и доброту.


Алла Вербер и Клаудия Шиффер


Донателла Версаче и Алла Вербер


Маша Федорова, Алла Вербер и Наташа Поли


Алла Вербер и Наталья Водянова

А чисто по-человечески я всегда ощущал доброту и теплоту от этой невероятной женщины. И всегда уважал ее за открытость, за любовь к жизни, за то, что всегда давала дорогу молодым… Мы потеряли очень радостного и доброго человека,

— написал после смерти Вербер Фрол Буримский.

Алла Вербер была женщина-праздник. Очень хороший друг. Отзывчивый. Хлебосольный. Добрый. Талантливый. Гламурный. Ее потрясающая энергия наполняла нас всех,

— такими словами с ней попрощался Александр Васильев.

Она была бесконечно молодой и бесстрашной — экспериментируя, переизобретая, пробуя все новое, без поправки на возраст, силы, 24 часа в сутки и инстинкт самосохранения. Вечная память,

— такой пост посвятила ей главный редактор Tatler Ксения Соловьева.


Алла Пугачева и Алла Вербер


Алла Вербер и Ксения Собчак


Алла Вербер с Викторией и Олегом Шеляговыми


Алла Вербер с Евгением Плющенко и Яной Рудковской

При этом ей нередко приходилось проявлять силу характера и самообладание. Вербер никогда не скрывала, что, создавая новое, приходилось жертвовать прежним укладом и принимать непростые решения.

В ЦУМе работали 1 200 сотрудников, при этом многие — семьями в трех поколениях. Каждого, кто приходил на интервью со мной и моей HR-командой, я старалась внимательно выслушать, понять, как они видят себя в дальнейшем и как планируют развиваться.

С самого детства мне прививали уважение к людям, и я понимала, что сейчас решаю судьбу человека, который проработал здесь всю свою сознательную жизнь. Представляете, сколько времени ушло на то, чтобы всех выслушать и принять решение? Мы уволили большое количество людей, но каких-то сотрудников все-таки оставили,

— рассказывала Вербер в одном из интервью.

За все время работы Алла Константиновна привезла в Россию более 500 брендов, которые вошли в основу ассортимента бутиков Третьяковского проезда, торгового дома «Москва», ДЛТ и ЦУМа.

ДЛТ, расположенный в Санкт-Петербурге, в этом ряду занимал особое место в сердце Вербер, уроженки Ленинграда.

Каждый раз, когда я подхожу к витринам ДЛТ, у меня по коже проходит дрожь. В голове сразу проносится множество воспоминаний, связанных с этим местом. Канун нового, 1963 года, меня, пятилетнюю девочку, бабушка с дедушкой ведут на знаменитую новогоднюю елку в ДЛТ.

Вот мне уже 12, я стою с мамой возле этой витрины, и мама разглядывает красивый кримпленовый костюм на манекене. А вот мне уже 16, я стою возле витрины ДЛТ и, как все девочки в мечтах о свадьбе, разглядываю свадебное платье. Могла ли я подумать, что буду причастна к этому историческому магазину!

— рассказывала Алла Константиновна.

В этом, возможно, и скрывался секрет ее обаяния — внутри влиятельной и солидной женщины была та девочка со сбывшимися мечтами, у которой не было причин злиться, а был только оптимизм. Оптимизм, которого всем нам действительно так не хватает в этом году.

Источник: http://www.spletnik.ru/look/newsmoda/

Добавить комментарий